РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ "РЖАВЧИНА И КОСТЬ" С МАРИОН КОТИЙЯР

 

На этой неделе французская драма «Ржавчина и кость» наконец-то доберется и до нашего проката. Интересно, что как и в другом европейском кинохите минувшего года «1+1» (или «Неприкасаемые»), здесь подняты темы инвалидности, одиночества и борьбы за выживание в современном французском обществе (да-да, оказывается, не только в нашей стране есть нищета и бедность!).  Вот только сделана эта картина совершенно по-другому.  Любителям французского кино сразу стоит приготовиться к тому, что на сей раз нас ждет драматическое повествование без прикрас. Режиссер фильма Жак Одиар называет себе поэтом, воспевающим неудачников. Так что герои предстают перед нами во всем своем, чаще всего неприглядном, естестве.  

У главной героини Стефани есть многое: внешность, талант к дрессировке косаток и успех на этом профессиональном поприще. Но за красивым фасадом ее, на первый взгляд, успешной жизни скрывается лишь душевная пустота, которую она тщетно пытается заполнить сомнительными удовольствиями. Впервые мы видим ее лежащей с разбитым носом на асфальте возле ночного клуба. Именно по ночам она позволяет себе большую степень свободы. Кажется, это женщина каждой клеточкой своего тела жаждет риска, жаждет ощущать себя желанной. Только так, чтобы не перейти за дозволенную грань, конечно. Ведь дома ее ждет свой, пусть и нелюбимый мужчина, от которого она убегает на поиски приключений. Складывается, ощущение, что героиня просто не привыкла и не умеет жить в семье (это предположение подтверждается, когда с ней происходит трагический инцидент - в клинику к ней приходят не родственники, а сослуживица).

Но ужасный случай навсегда меняет и тело, и душу девушки. Очередное шоу косаток заканчивается несчастьем. Стефани оказывается под водой, а когда приходит в себя, осознает ужасную вещь: ей ампутировали обе ноги. Ощущение боли, отчаянья и ужаса, который в этот момент испытывает героиня,  настолько реалистично, что заставит поежиться в кресле даже самого черствого зрителя. Кажется, в этот момент  она доходит до максимальной точки своего внутреннего опустошения… И у нее есть два варианта: либо умереть, либо наконец-то начать по-настоящему ценить жизнь…

И, как ни странно, в этом ей помогает персонаж, который не слишком бережет свое тело, а о душе, кажется, и вовсе не заботится. Второй центральный герой фильма, Али, на первый взгляд, совсем не умеет любить. Вначале картины мы видим его  на дороге с маленьким сыном Сэмом на руках. Али  беспокоится о малыше (ворует для него гамбургеры и несет на руках, когда ребенок устал), но очень быстро зрителю становится понятно, что дело скорее в животных инстинктах, чем в  отцовских чувствах или какой-то сознательной потребности так поступать.

В его восприятии жизни  очень много инстинктивного. Именно по этой причине Али абсолютно не смущает инвалидность Стефани. Их первая встреча происходит, когда девушка еще здорова, а он работает вышибалой в местном ночном клубе. Во второй раз они встречаются лишь несколько месяцев спустя. Али  приходит к ней после выписки из больницы, но продолжает общаться с девушкой в той же манере, что и в первый раз: прямолинейно, слегка грубовато, но в целом доброжелательно.  Мужчина воспринимает протезы на ее ногах вполне естественно: без брезгливости…  и без эмоций. Казалось, бы как это может помочь? Но именно благодаря невозмутимому спокойствию Али, Стефани в какой-то момент прекращает жалеть себя и вновь начинает получать удовольствие от простых вещей – например, подставляет лицо под нежные солнечные лучи на Лазурном побережье.

И тут мы понимаем еще один интересный момент. Инвалиду физическому приходится иметь дело с инвалидом эмоциональным, которым мы видим Али. Ему в равной степени безразлично и как зарабатывать деньги, и с кем заниматься сексом. По крайней мере так он до поры до времени думает и устраивает испытания для своего организма во время уличных боев без правил; устанавливает тайные камеры наблюдения за сотрудниками в супермаркете, где работает его родная сестра; и спит с первой подвернувшейся симпатичной девчонкой.

В какой момент все меняется? Трудно сказать. Возможно, в тот момент, когда Али неистово пытался проломить кулаками лед, что-то треснуло и в его собственном сердце?.. О переживаниях своих героев режиссер говорит довольно скупо и неохотно, не позволяя зрителям проникать в их мысли. Все как в жизни. У людей, которых мы встречаем на своем пути, многое всегда остается при себе. Но не стоит быть снисходительным даже к самым неприкаянным из нас. Ведь у каждого есть душа. Просто в ее существование пока никто не соизволил поверить.