АКТРИСА МАРИНА ПЕТРЕНКО: "У МОЛОДЕЖИ КЛИПОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ"

 

27 декабря в кинотеатрах стартует римейк старой доброй комедии "Джентльмены удачи". Предыдущие попытки рассказать старые истории на новый лад заканчивались не слишком успешно. Никакие трюки и спецэффекты не заменят той душевности, которая была в советских картинах - добрых, искренних и немного наивных. Но актриса Марина Петренко (в новом фильме ей досталась главная женская роль - лейтенанта Ирины Славиной) считает, что и у оригиналов, и у римейков есть свои преимущества. В интервью сайту "КиноКарман" она попыталась пояснить свою точку зрения.   

- Марина, любите старые добрые советские фильмы?

- Очень! Старое кино несет какую-то очень добрую энергетику. Даже есть такое понятие, что пленка сохраняет энергию, а у советских фильмов она очень чистая и добрая. Люблю смотреть фильмы прошлых лет, но считаю, что нужно делать и новое кино. 

- Чем отличаются старая и новая версии «Джентльменов удачи»?

- В оригинальной версии моего персонажа просто не существовало. Там был только лейтенант Славин. Я же играю лейтенанта Ирину Славину. Да и сама история у нас рассказана совсем на другом языке. Сейчас у молодежи клиповое восприятие: не все могут смотреть старые фильмы, и это нормально. Я, например, не понимаю, когда ругают молодежь. Просто они другие. Сейчас люди живут гораздо быстрей, мобильней, чем раньше. Молодежь быстрее схватывает информацию, быстрее понимает, что происходит: посмотрели какой-то кадр, и им не нужно разжевывать происходящее, а показывать дальше-дальше, скорее-скорее. Жизнь диктует свои условия. Мне кажется, новые «Джентльмены...» соответствуют этому темпу. Хорошо, если молодежь сделает родителям подарок и пригласит их в кино на этот фильм, а те в ответ пригласят их на ужин и покажут старую версию. Потом можно вместе обсудить, что в каждом фильме есть хорошее, а что - плохое. Каждый что-то для себя вынесет.

- У вашей героини достаточно мужская профессия…

- Мне кажется, каждый должен выбирать работу, которая ему нравится. Нельзя поддаваться искушению, мечтая о быстром заработке, и сходить со своего пути. Можно идти медленно, но верно. Если ты хорошо делаешь ремонты и белишь потолок - у тебя всегда будет работа, уважение, хороший заработок, и ты будешь нужен. Это самое главное.  

- Как считаете, хватает ли в современном мире достойных мужчин? Ведь даже главный герой фильма – изначально такой слабенький человек…

- Где-то они есть, наверное. Просто люди сейчас привыкли жить, не замечая окружающих. Из-за Интернета, социальных сетей они смотрят не друг на друга, а куда-то в сторону. Нужно хоть иногда поднимать взгляд - тогда достойные люди будут встречаться на вашем пути. Некоторые могут помочь в трудную минуту, когда ты совсем этого не ждешь. Хорошие люди есть везде. Нужно просто стараться окружать себя ими.

- Партнеры по съемочной площадке подшучивали над вами? Все-таки такая компания веселая собралась. Например, Гоша Куценко…

- На съемочной площадке всегда был хохот. С Гошей Куценко мы знакомы уже 6 лет. Когда-то я снималась с ним в картине «Дикари». У меня  там был крошечный эпизод. Сейчас работаем в одном театре, но у нас разный репертуар, поэтому мы не пересекаемся. Когда он приехал на съемки «Джентльменов удачи», сразу спросил: «Где я тебя видел?» Я говорю: «Давай, Гоша, вспоминай». Он замялся: «Ну, не было же…» Смеюсь: «Нет, не было». Целый день его мучила, пока не вспомнил.  

- А какие-то форс-мажоры возникали во время съемок?

- Главный форс-мажор был таков: я 30 раз в течение месяца слетала из Питера в Москву и обратно. Фактически ночевала в самолетах, потому что у меня параллельно шли съемки в двух городах. Летала столько, сколько, наверное, не все бортпроводницы за такой короткий срок летают.  

- Трюки в фильме сами делали или вам помогали?

- Если честно,  я очень боюсь высоты (точнее боялась). Так вот. В одной сцене меня подвешивали на крюк за запястье и поднимали вверх на 2-3 метра. Внизу не было никакой страховки. Фактически я висела на своих запястьях. Когда мне сказали, что меня ждет, я сперва испугалась, призналась, что боюсь высоты. Тогда мне предложили дублера, но я очень ревностно отношусь к своим ролям - стараюсь все вещи, которые могу, делать сама. Тем более в этой сцене есть общий план, на котором очень хорошо видно и фигуру, и ноги. Подумала и согласилась. Подвешивают меня, а я думаю: «У меня сейчас есть выбор: или бояться (а я весь съемочный день там провешу), или прекратить дрожать и забыть  о своих фобиях». Я выбрала: перестала бояться высоты и победила свои фобии на этом проекте. Потом каскадеры подходили и говорили: «Марина, скажи нам, чего еще ты боишься?». Мы сейчас придумаем, чтобы ты и остальные страхи победила (смеется).

- А чему еще пришлось научиться?

- Когда каскадеры поняли, что я хорошо знаю основы сценического боя – начали придумывать для меня интересные трюки. Например, я разбегалась на перекладине, прыгала каскадеру на шею, и он делал кувырок со мной на руках. Это было тяжело и опасно. Тем более я делала это все на 10-сантиметровых шпильках. Мы три дня тренировались, чтобы я не сломала человеку шею. Были у нас и совместные трюки с Сергеем Безруковым. Он также очень активно откликается на все предложения. Так что на площадке была очень интересная атмосфера.  

- И последний вопрос. Первая ваша работа в кино «Молитва о гетмане Мазепе» была очень скандальной. Ее даже запретили к показу в России, потому что посчитали антиукраинской. Это не мешало вам строить карьеру в Москве?

- Наоборот это был интересный опыт. Без этого фильма, возможно, не было бы всего остального. Когда я снялась в «Молитве о гетмане Мазепе», на меня посыпались предложения от московских режиссеров, но я нигде не снималась, потому что тогда еще училась в школе. Мама не отпустила. Она считала, что актерство – это не профессия. Ведь ты всегда зависим от того, дадут тебе роль или нет. Нет роли – нет денег. Да и личную непросто строить из-за постоянных переездов. Но, к счастью, я доказала обратное. Все возможно - главное верить.